Валерия: "После Англиии я даже петь стала по-другому"

Интервью

Год назад продюсер Иосиф Пригожин подбил свою жену, певицу Валерию, на авантюру. Он убедил ее начать карьеру на Западе, в Англии. "Встретили нас там без объятий. Никто не ждал нашего появления. Но мы с Йосей никогда не ищем легких путей!" — смеется сегодня Валерия. За год Пригожин вложил в этот необычный проект два миллиона долларов, не заработав ни цента!

— Не жаль потраченных за год пребывания в Лондоне денег?

Иосиф: Нет. Во-первых, именно такую сумму мы и планировали потратить на первом этапе. В нее входит все: и реклама, и запись альбома, и создание четырех видеоклипов... Для того чтобы снять в Англии качественный клип, например, требуется не менее трехсот тысяч долларов. Во-вторых, эти два миллиона долларов не были израсходованы впустую. И в-третьих, я не сомневаюсь, что через года два мы не только "отобьем" эти деньги, но и начнем на Западе зарабатывать. Мы с Лерой трезвомыслящие люди, а потому с самого начала прекрасно отдавали себе отчет, что вряд ли за столь короткий период времени сможем реально покорить Запад. Я в шоу-бизнесе двадцать два года и знаю, что быстро стать звездой невозможно. Чтобы добиться той популярности, которая сегодня есть у Валерии в
России, ей понадобилось семнадцать лет кропотливого, каждодневного труда. И это — на родине, где все близко и знакомо. Что же в таком случае говорить о чужой стране, где действуют совершенно другие правила не только в шоу-бизнесе, а вообще в жизни.

Валерия: В Лондоне мы жили на тихой улочке в знаменитом районе Белгравия. Кругом идеальная чистота, аккуратные газоны, красивые цветы. Куда ни посмотришь — все радует глаз. Но что меня по-настоящему удивило — это невероятная доброжелательность людей. Причем совершенно незнакомых. Я всегда думала, что англичане — люди сдержанные, застегнутые, как говорится, на все пуговицы. А тут — полная открытость. При встрече все непременно улыбаются и говорят тебе "Здравствуйте"! Я в общем-то никогда не была угрюмой, но такая теплота отношений меня очень тронула. У нас-то порой люди десятилетиями живут дверь в дверь и не здороваются. Что говорить, в Англии все иное: даже воздух, вода, еда и то другие! Не скажу, что мне пришлось кардинально менять свои вкусы, но чего мне действительно не хватало, так это любимой гречневой каши, которую я привыкла есть по утрам. Так что приходилось везти ее с собой из Москвы. Но это, конечно, мелочь. Поскольку в быту человек я совсем не требовательный, легко привыкаю к любым обстоятельствам. Есть, как говорится, вещи и поважнее. А важным для нас с Иосифом было желание посмотреть, как живут и работают западные артисты, узнать их шоу-бизнес изнутри, самим окунувшись в него целиком, с головой. Скажу сразу, что импонирует, что мгновенно бросилось в глаза: чем больше там артист, тем меньше он изображает, точнее, корчит, из себя звезду. Внешне они никому ничего не доказывают. Ведут себя тихо, с достоинством. Пол Маккартни, допустим, может спокойно идти в кроссовках по лондонскому парку и приветливо здороваться с каждым, кто его узнает. У нас такую картину даже представить, и то немыслимо. Многие наши звезды давно не ходят, а многозначительно… несут себя: мол, все глядите, иду я — звезда! Часто это выглядит достаточно смешно, если не сказать комично. Надо все-таки проще относиться к своей персоне и доказывать, кто ты есть, нужно только своим творчеством на сцене, а не за кулисами или на какой-то вечеринке.

Иосиф: В российском шоу-бизнесе много напускного, пафосного. Это с одной стороны. С другой — слишком много в нем и бесконечных интриг, всяких кривотолков, пересудов, злости, зависти, предательства, наконец. Нет, в нем, конечно, работают честные, порядочные люди. Но их мало. И они, к сожалению, лишь исключение, подтверждающее общее грустное правило. Лера, слава Богу, многого не знает, поскольку она занята лишь творчеством. Все же остальное на мне. Наш шоу-бизнес — это нечто. Мы, откровенно говоря, порядком устали жить как пауки в банке. Именно такой образ нашего шоу-бизнеса появляется в моей голове каждый раз, когда я думаю и говорю о нем. Неудивительно, что в какой-то момент мы решили отойти от него и попробовать себя в абсолютно иной системе жизненных координат. Во всяком случае, стремление отправиться на Запад возникло у нас в какой-то степени и из желания вырваться хоть на некоторое время из нашего шоу-бизнеса. Знаете, как отреагировали коллеги на известие о том, что мы уезжаем в Лондон? Думаете, поддержали, порадовались за нас? Мол, молодцы, ребята, вперед, давайте, попробуйте! Ничего подобного! Лишь твердили: "Да куда вы лезете? Оставьте эту затею! Кому вы там нужны?" И это при том, что нет в России ни одного певца или певицы, кто не хотел бы начать карьеру на Западе!

Валерия: Но мы поехали в Англию, разумеется, не для того, чтобы что-то доказать кому-то из своих коллег. Боже упаси! Только самим себе. Нам с мужем хотелось понять, способны ли мы работать на самом высоком уровне. Именно поэтому мы сразу отправились в Англию, а не во Францию, Италию или в Германию. Если тебя признали в Англии, популярность твоя тут же распространяется и на другие европейские страны, ты чуть ли не автоматически попадаешь и в их чарты. Ехала я в Лондон без страха. Трусихой я не была никогда. Меня влекло профессиональное любопытство: получится этот эксперимент или нет? Как же иначе совершенствоваться, если не пытаться каждый раз взобраться на новую, более высокую вершину? Я в этом смысле — вечный студент. Я всегда с радостью окунаюсь в новый музыкальный материал. Не буду лукавить, в отличие от начинающей певицы мне в Англии было проще. Ведь у меня в России чудесная аудитория. Там, в Лондоне, мысль эта не только придавала мне сил, но и, чего скрывать, не раз грела душу: "Ну будет совсем тяжко, плохо, ничего в итоге не выйдет — не беда. Брошу, в конце концов, все и уеду домой, в свою родную Россию, где меня любят!"

Иосиф: Но не могу тут не сказать и об обратной стороне. То, что Валерия — певица из России, в Англии, мягко говоря, восприняли неоднозначно. По крайней мере, в первые дни нашего пребывания в Лондоне. Дело в том, что мифы о наших людях столь живучи, что порой доходило до смешного. Лере, например, без конца задавали вопрос: "Вы любите водку?" Она отвечала: "Не пробовала ни разу в жизни". "Как так? — удивлялись англичане. — Значит, вы не русская!" То есть с самого начала мы столкнулись с железобетонной стеной из стереотипов и предрассудков, которую перво-наперво следовало разрушить. В качестве удачной раскрутки на Западе сегодня нередко приводят дуэт "t.А.Т.u". Ничего не хочу сказать плохого о девчонках, тем более что мы сегодня активно сотрудничаем с автором их песен — Сергеем Галояном. Хочу просто объяснить феномен их молниеносного успеха за рубежом. Западным специалистам было выгодно пиарить эту девичью группу. Почему? Да потому, что они представляли Россию, образ которой весьма выгоден Западу: вся такая отвязная, развратная, без тормозов! Иными словами, продавалась не музыка "t.A.T.u", а их имидж.
Однако нас это обстоятельство нисколько не останавливало, наоборот, еще больше подстегивало. Пусть мои слова не покажутся высокопарными, но через Леру нам очень хотелось показать на Западе другую Россию — нормальную, человеческую, где во главе угла стоят семейные ценности, дети… К сожалению, за рубежом нас нередко воспринимают как диких, необузданных людей, бездумно разбрасывающих деньги налево-направо. В шоу-бизнесе образ этот создали неумные российские олигархи, привозящие своих любовниц в Лондон записать какой-нибудь диск или выступить в каком-то клубе. Кошельки этих людей там опустошают легко и быстро. Был период, когда и нас, грубо говоря, разводили на деньги, брали за все подороже, вешая на уши всякую лапшу о сложностях британского рынка. Одна компания без зазрения совести просто-напросто врала нам. Их задачей было размещать песни Валерии на радиостанциях. Предоставляя отчеты о бурной деятельности, они каждый раз говорили, что, несмотря на все их старания, наши песни пока нигде не берут. Так продолжалось полгода. Пока не выяснилось: эти шустрые ребята никуда песни Валерии так и не носили, они просто в течение шести месяцев вытягивали из нас деньги. "Где же ваша порядочность, чопорные, культурные англичане?" — риторически спросил я их перед тем, как всех уволить. Впредь я так и поступал, как только понимал, что меня начинают водить за нос, дурить. Шел путем проб и ошибок, но в результате мне удалось собрать в Лондоне надежную команду, основать свою компанию "NOX music UK", на содержание которой сейчас приходится львиная доля наших расходов. Все это в высшей степени профессиональные люди, имеющие немалый опыт в индустрии шоу-бизнеса. Благодаря их способностям и связям мы познакомились с такими людьми, как легендарный Робин Гибб — музыкант группы "The Bee Gees", продюсер Дэвид Ричардс, выпустивший несколько дисков "Queen", и композитор Рэй Сент-Джон, написавший, в частности, знаменитый хит "Smooth Operator" для Шаде. С нами теперь работает и Сара Адамс — талантливый специалист в области пиара, десять лет сотрудничавшая с Мадонной…

— Не она ли предложила представлять Валерию на Западе как "русскую Мадонну"?

Валерия: Нет, это не ее идея. Кстати, познакомившись со мной, Сара как-то откровенно призналась: "Как же приятно с тобой работать. Мадонна же в человеческом плане — персона малоприятная, ведет себя со своим окружением очень взбалмошно". "Русской Мадонной" меня назвал один британский журналист. С его легкой руки все и пошло-поехало. Причем во время интервью я более чем убедительно дала репортеру понять, что не имею ничего общего с Мадонной. Она не является моей любимой певицей, мне совершенно не импонирует ее образ жизни, по сути, объясняла я, мы с Мадонной полные антиподы. Но журналист гнул свое. В результате вышла статья под названием: "Знакомьтесь, русская Мадонна!" Вообще британские журналисты весьма идеологически зациклены. Во время наших встреч они часто пытались представить меня своей публике через Владимира Путина или Романа Абрамовича, то есть через громкие имена людей из России, всем им хорошо известные. Играя на этом, в результате они несколько перегибали палку. Получалось, например, что Владимир Путин — мой фанат. Возможно, так и есть. (Смеется.) Но, во всяком случае, мне об этом ничего не известно. Если отбросить все эти вещи, которые можно назвать издержками журналистской профессии, в остальном английские средства массовой информации работают на очень высоком уровне. Я знаю что говорю, ибо за год пребывания в Англии очень хорошо с тамошней прессой познакомилась. Я дала интервью, кажется, всем самым известным СМИ — газетам "The Times", "The Guardian", "The Independent", "The Daily Express", телекомпаниям Би-би-би и Си-эн-эн, вещающим по всему миру, появлялась на обложках популярных журналов, включая "Billboard" — самое престижное издание в мире шоу-бизнеса. Список этот можно продолжать до бесконечности. Порой на дню я общалась с семнадцатью репортерами из разных изданий! При этом каждый материал обо мне появлялся не просто так, а по какому-то конкретному поводу — будь то выход нового сингла, альбома или заметное выступление... Я быстро раскусила, что с их журналистами надо держать ухо востро. Они начинают работать с момента первого контакта, будь он даже по телефону. Для английских репортеров нет мелочей, они обращают внимание на все: с какой интонацией ты с ними говоришь, как во время беседы смотришь, как реагируешь на вопросы, как вообще держишься, в какой обстановке их принимаешь, во что одета, что пьешь — зеленый чай или крепкий кофе. Но самое главное, что отличает английских журналистов от российских, это отменное чувство такта. Даже если ты им совсем не нравишься, они никогда не позволят себе писать грубо, унижать тебя.

— О вас на Западе, Валерия, ведущие издания писали умно, красиво, изящно и чаще без иронии. Характерна в этом смысле публикация на страницах респектабельной газеты "The Independent". В огромном материале под названием "Валерия — лучшая статья экспорта из России (после газа и нефти)" журналист заметил: "Если Валерия когда-нибудь выступит на лондонском стадионе "Уэмбли", я буду первым, кто приобретет билет, чтобы насладиться ее концертом". Злые языки говорят, что заслуга в подобных приятных вам публикациях принадлежит Иосифу, который английским журналистам хорошо платил…

Иосиф: Чего греха таить, я был бы рад заплатить. Но в Англии это невозможно! Как немыслимо дать взятку полицейскому, так и нельзя предложить журналисту денег за материал. Там это — криминал, подсудное дело. Да, для работы с британской прессой у меня в Лондоне есть специальный пиар-агент, который занимается организацией пресс конференций Леры, фотосессий, интервью. Любопытна певица Валерия английской публике, журналисты о ней напишут. Нет — о ней не появится ни строчки. В итоге одна публикация рождала другую. Мы же никогда не знали, что в конце концов о нас напишут. Будет ли это положительная рецензия или разгромная статья. Учитывая принципы британской журналистики, мы никак не могли контролировать этот процесс. Я в самом начале, правда, попытался все-таки вмешаться. Попросил журналиста после встречи с Лерой показать мне готовый материал перед отправкой его в печать. Репортер сначала даже не понял, чего я от него хочу. Когда же сообразил, то достаточно жестко, явно оскорбившись, ответил: "Это исключено. Вы делаете свою работу, мы — свою".

Валерия: Вот это — самый главный принцип на Западе везде и во всем: каждый строго выполняет свою работу и несет за нее ответственность. Там все разграничено четко. В Англии в нашей компании есть люди, специальности которых даже не существуют в российском шоу-бизнесе. Например, "радиоплаггер" и "тивиплаггер". Это люди, чья обязанность размещать песни артиста: первого — на радио, второго — на телевидении. Или маркетинг-менеджер, который еженедельно проводит совещания, на которых составляется конкретный план действий, отрабатывается полный механизм раскрутки новой песни, нового клипа или нового альбома. В России же у меня всем этим занимается Йося: он, как говорится, и жнец, и на дуде игрец в одном лице! Чтобы попасть в Англии, например, в ротацию на радиостанцию, надо пройти через комиссию, своеобразный художественный совет. На Би-би-си, например, в состав такой комиссии входит двенадцать человек. В ротации этой уважаемой телерадиокомпании мы пока не попали, но на региональных радиостанциях Великобритании, а также Соединенных Штатов, Канады и еще пятнадцати европейских стран мы уже звучим, в частности, с моей песней "WILD!". Впрочем, денег нам пока это никаких не приносит. За попадание в радиоэфир артисты ничего не получают. Деньги мы сможем зарабатывать лишь тогда, когда у меня появится хотя бы один настоящий хит, который мгновенно "выстрелит" на главных радиостанциях, попадет в первые строчки чартов популярности. Успех, как говорят англичане, рождает успех. Это повлечет за собой продажи альбов, которые являются главным источником доходов артистов на Западе. Пока от того, что мы с Иосифом делаем в Англии, мы получаем лишь моральное удовольствие и, конечно, приобретаем огромный опыт — цивилизованной, профессиональной работы. Так, рано или поздно, надеюсь, заработает шоу-бизнес и в России. Как бы хотелось, чтобы и у нас так же четко, организованно, творчески и оперативно снимали, допустим, клипы. Вот мы, например, снимали клип на Украине у очень талантливого парня — Алана Бадоева. Съемки шли сорок восемь часов, то есть двое суток мы провели практически без сна, на нервах, поскольку все придумывалось, как обычно, на ходу. Сам же клип мы получили лишь через полгода! Как можно?! Ведь песня к тому времени уже устаревает. И вот совершенно другой пример — съемки клипа в Англии. Прежде всего накануне мы все тщательно прорепетировали, примерили костюмы, еще раз все проверили. На следующий же день работа шла буквально по часам: в шесть утра мы собрались в студии, два часа ушли на мою прическу и мейк-ап, в восемь приступили к съемкам. У меня не было ни одной свободной секунды, лишь два перерыва на обед и на ужин. В одиннадцать вечера мы студию освободили, а готовый клип был у нас с Иосифом на руках уже через неделю! Или никогда не забуду свои первые гастроли по Великобритании вместе со знаменитой группой "Simply Red". Участвовать в гастрольном туре в качестве специального гостя меня пригласил их лидер Мик Хакнелл, с которым мы познакомились незадолго до этого. Для меня это была возможность познакомиться с английской аудиторией и представить ей мой альбом "Out of Control". За двадцать дней мы дали двенадцать концертов, в том числе два шоу на знаменитой площадке в Лондоне "О2". И никакой усталости, сплошное удовольствие, потому что все отлажено, все делалось без суеты, без дерганий. Перед туром всем нам выдали специально подготовленные буклеты, где имелась вся полезная информация: телефоны каждого участника гастролей, а также повара и врача, расписание всех репетиций и выступлений. За несколько дней до поездки мы все расположились на базе, где провели заключительные репетиции — все фиксировалось на цифровом пульте, отлаживалось, полностью проверялся звук, затем все записывалось на диск, чтобы каждый знал, как все будет звучать во время концерта. То есть все делается ради того, чтобы в результате была
стопроцентная гарантия качества звука. В России же, когда выступаешь с живым звуком, — это всякий раз русская рулетка: получится — не получится?

— Так почему же вы все-таки возвращаетесь в Россию?

Иосиф: Увы, сегодня мы не можем позволить себе тратить деньги, ничего не зарабатывая. Кризис спутал наши карты. Я был уверен, что найду инвесторов. Но сейчас на их помощь надеяться уже не приходится. Будем уповать на свои силы.

Валерия: Взвесив все за и против, думаю, мы с Иосифом пришли к правильному решению. Отныне мы будем работать параллельно — и в Англии, и в России. 22 августа в Сочи я начинаю очередной гастрольный тур по нашей стране. Интересно, уловят ли
мои поклонники, что после Англии я даже петь стала по-другому — у меня теперь иное построение музыкальных фраз, иное ощущение ритма. В музыкальном плане я стала более гибкой. Я не боюсь рисковать. Что же касается Англии, то глупо было бы оттуда уходить, после того что нам удалось сделать. Образно говоря, приехав год назад в Лондон, мы постучались в наглухо закрытую дверь британского шоу-бизнеса. Не сразу, но дверь медленно приоткрылась. Стоит ли теперь останавливаться на пороге, если можно попытаться войти внутрь?