Андрей Григорьев - Апполонов ("Иванушки International"): "Я рыжий, худой и никому не нужный"

Интервью

(О СУМАСШЕДШИХ ПОКЛОННИЦАХ)
"Помню, однажды захожу в гостиничный номер, раздеваюсь до трусов, открываю шкаф, а там девчонка: "Андрей, дай автограф". В первой съемной квартире я жил на 3-м этаже, так туда пробирались даже по водосточной трубе. Просыпаюсь ночью, думаю, глюки - со стороны балкона стук в окно и шепот: "Андрей, дай автограф". Первая мысль: "Все, допился". Выхожу на балкон, стоит девица. Я ей: "Как ты сюда, сука, залезла?" "По трубе, - отвечает она, - у меня папа альпинист". Я расписался, а потом говорю ей: "А теперь как сюда залезла, так и обратно полезай". И она ушла обратно. По трубе".

(КАК СПАСАЛСЯ ОТ ПОКЛОННИКОВ)
"Если на концерт приходили 1000 человек, то половина из них, как правило, ждала нас у служебного входа. Поэтому часто приходилось прибегать к уловкам, чтобы избежать толпы. К служебному входу подгоняли грузовую фуру, в которую мы быстренько запрыгивали, отъезжали пару километров, а затем пересаживались в машины и разъезжались по домам. Иногда мы с водителем мотались по Москве, чтобы оторваться от погони и замести следы. Мою съемную квартиру на Плющихе около полугода не могли вычислить. Но когда "пароли и явки" были рассекречены, около 30 фанаток поселились у меня в подъезде. Причем расселение происходило строго по иерархии. Самые крутые, физически подготовленные тусовались на восьмом этаже, где я снимал квартиру. Некоторые ночевали там же, и мне пришлось купить им подушки и одеяла. Фанаткам, жившим в подъезде, мы придумали определение - "подоконницы", потому что они часто стояли под окном и кричали: "Андрей, выходи!" Иногда приходилось прибегать к грубой физической силе. Помню, во время гастролей под Иркутском было минус 40. После концерта, как обычно, на улице собралась толпа и стала кричать: "Андрей, Кирилл, Олег, выходите!" Я выглянул в окно и крикнул: "Девочки, сейчас все себе отморозите, идите домой!" Пытался отмазаться, что не могу выйти, охрана не пускает и т. д. И тут одна из фанаток падает в сугроб лицом с криком: "Пока не выйдешь, я не встану!" И пролежала там, наверно, минут 30. Я понял, что это уже несмешно. Вышел, поднял и отлупил эту малолетку по заднице. Она мне, чуть не плача: "Я тебя поцеловать хочу". "Целуй и быстро домой", - сказал ей я".

(О СЕКСЕ С ПОКЛОННИЦАМИ)
"Мы были их сердцем и душою, мы им снились. Но 80% поклонниц никогда ничего не хотели от нас, кроме автографа. Так что все сексуальные достижения - у наших техников, администраторов, звукорежиссеров и т. д. Вот с ними наши фанатки общались поближе с удовольствием. Иногда мне так и хотелось сказать: "Девочки, мы тоже люди". Все наши девушки, даже если они категорически отрицают это, когда-то были нашими поклонницами. Мне моя нынешняя супруга говорит, что всю жизнь любила группу "На-На". Врет, конечно. Я не парюсь и не думаю, любит она меня как артиста или как человека. Если копаться в этом, то может оказаться, что любит все же больше как артиста. А так я рыжий, худой и никому не нужный".
(О ПОТЕРЯХ)
"Как-то я решил выпендриться и взял на концерт часы Breitling за 10 тыс. долларов, принадлежавшие моей бывшей супруге Маше Лопатовой. Как сейчас помню, на словах "Снегири-герои, погляди" часы слетают у меня с руки и летят в зал. Я кричу: "Тормози музыку!" Фонограмма останавливается, и я прошу в микрофон: "Люди, верните часы, умоляю. Тому, кто найдет, - премия 500 долларов". Часы, конечно, не вернули. И мне пришлось возмещать Маше потерю - я купил ей другие часы. Это было чрезвычайно обидно - я за концерт заработал 500 долларов, а потерял 10тысяч. Но бывают и другие ситуации. 5 лет назад мне на день рождения поклонники подарили 5-ю модель BMW. Правда, я даже не успел как следует насладиться машиной - через неделю мне ее разбили".
("Аргументы и факты", 17.12.08)