Алексей Романоф: "Хорошей музыки будет в три раза больше"

Интервью

Алексей Романоф – композитор, продюсер, в прошлом популярный певец, основатель мега-успешной группы "Винтаж", академик Академии Российской Музыки, один из первых участников Зала Славы TopHit, обладатель множества наград. Он не любит публичности и интервью. Но в его творческой жизни произошло много важных событий и Алексей согласился на разговор.
Полную версию интервью читайте на портале Musecube.org.

- Прежде всего, давай поговорим об анонсированном ранее альбоме. Скажи, что с ним? Ждать его или нет? Если ждать, то в чьём исполнении? В общем, поклонники хотят информации!

- Знаю, что всех интересует запись и выпуск альбома "Veni Vidi Vici". В действительности, я на данный момент не понимаю, нужно ли сейчас его выпускать. Частично он записан. Что-то в нём нам нравится очень, что-то – совсем нет. На альбоме есть треки, которые я сам бы хотел записать. Такие песни, как "Я собираю камни", "Zero", "Огромное сердце" - сильные, большие, серьёзные. Но я давно не пою и, в общем-то, не собираюсь! Возможно, что я это и сделаю, но когда и как – пока говорить рано. Есть варианты, что часть этих песен отойдёт в репертуар Анны Плетнёвой, часть – группе "Банго и Страйк". То, что песни не останутся "в столе" (например, как "Black Origami") – это точно. Сейчас для меня не время "распыления", а период оптимизации. Поклонники помнят, что при выпуске альбома мы можем выпустить 3, максимум 4 песни синглами. А остальные, очень сильные работы с "Анечки", "Sex" и "Decameron", оставались неуслышанными большой частью публики. Теперь какие-то песни сможет спеть новая группа "Винтаж", что-то "Банго и Страйк". Разумеется, самые личные песни будет петь Анна Плетнёва. И, может быть, когда-нибудь что-нибудь выпустит ваш покорный слуга.

- Расскажи для поклонников: как на данный момент ты видишь для себя проект "Анна Плетнёва", именно на сегодняшний день?

- По большому счёту ничего не изменится. Просто со временем уйдёт история с группой, которая создала своё клише и от него никуда не деться. Есть Анна Плетнёва, есть "Винтаж". Группа "Винтаж" может быть разной: взбалмошной, порочной, рискованной, какой угодно – но не счастливой женщиной, матерью троих детей. Полное alter ego Ани. Плетнёва станет более спокойная и стабильная, что ли.

- Если всё-таки ты решишься на этот шаг, запишешь и выпустишь (например, на iTunes) какие-то песни, то, как я понимаю, это совершенно не повод ждать от тебя сольных выступлений?

- От меня – точно нет! Пример: сегодня мы отмечаем юбилей Алёны Михайловой, мне там придётся выступить, она лично меня просила не один раз, хотя я пытался отказываться. Но это закрытое мероприятие и, надеюсь, ситуация не повторится. Потому что всему своё время. Сцена – она для молодых, горящих, изобилующих феромонами юношей и девушек. Поп-музыка – это гормональная культура! Она должна пробуждать сексуальные эмоции. А что я могу дать сегодняшней молодёжи? Ну, может, кроме какого-то накопленного опыта.

- Я так понимаю, что за 10 лет твоя позиция не изменилась: что продаётся со сцены именно секс?

- Я бы внес коррективы: особенно хорошо продаётся секс. Но это и без меня прекрасно доказывают все топы и чарты.

- Вы уже начали плотно работать с девушками из нового состава "Винтаж": фотосесссия, запись первого сингла. Как складываются отношения? Меняется ли твоё видение проекта в процессе общения?

- Я их люблю всё больше и больше! Они заставляют меня немного ностальгировать, напоминают мне меня шестнадцатилетнего, когда на моих глазах зарождалась самая известная российская девичья поп-группа "Блестящие". Они очень похожи на тех молодых, с горящими глазами, девчонок: Олю, Жанну, Иру и Полину. Я очень надеюсь, что этот блеск в их глазах максимально долго не угаснет. Они все - Женя Поликарпова, Анастасия Крескина, Анастасия Казаку и Анна Корнильева - прекрасные певицы, что стало редкостью в современной поп-музыке. Мы верим в них и связываем с девочками большие надежды.
Начинаем постепенно с девчонками притираться друг к другу, я понимаю у кого какие "тараканы" в голове. Я начал выстраивать портреты личностей. Это работа.

- Ты говорил про разделение песен…

- Пока это первичное решение, но оно имеет место быть. Всё, что было до "Знака Водолея", молодёжное и танцевальное – будет петь "Винтаж", более зрелое – Анна Плетнёва. Но, по сути, это уже происходило. Просто нам нужно было чуть раньше сделать ребрендинг. Хотя, всё вовремя, в принципе. Это совпало с десятилетием группы, с невозможностью выпускать заявленный альбом (ввиду медийных обстоятельств). Учитывая ту скорость движения, которая сейчас происходит в шоу-бизнесе, наши коллеги и партнёры уделяют огромное внимание цифрам: рейтинги, количество прослушиваний и просмотров, высота по Gallup и прочее. И, по-моему, из-за этого они забыли, что за всеми этими подсчётами, пересчётами, цифрами – стоит музыка. Я никого не обвиняю, мне действительно так кажется. И тенденция такова: если они продолжат заниматься математикой и бухгалтерией, они могут окончательно похоронить то, что является основой основ – музыку. За всеми этими подсчётами мы её безбожно теряем. Я жду – не дождусь, когда кто – нибудь опомниться и вся история российской поп-музыки, которая началась в начале 2000-ых и у истоков которой стояла в том числе Алёна Михайлова - повторится. А иначе… У нас вся музыкальная индустрия превратилась в развлекательную. Артисты ценятся по количеству лайков и подписчиков в инстаграм, а не по количеству хороших песен. К творчеству и к музыке это не имеет никакого отношения. Безусловно, каждый вылезает, как может, я не вижу в этом ничего плохого. Но лично я совершенно не собираюсь прекращать заниматься музыкой и начинать заниматься математикой. Я буду продолжать заниматься музыкой, даже если я останусь "последним из Могикан", но я буду это делать! Во имя того, с чего я 25 лет назад начинал.

- Программные директора и музыкальные редакторы тебе доверяют, раз ты можешь с ними договориться?

- Могу сказать, что все программные и музреды, которых я знаю, работающие на топовых станциях, обладают исключительным вкусом. Со многими из них мы стали близкими друзьями. Это очень тонкие, очень талантливые люди. На станциях, в медиа-холдингах профессионалы работают долгие годы. И к ним у меня претензий нет. Просто, к сожалению, им тоже приходится думать о цифрах, рейтингах. Они не хотят брать на себя риски, у них работа другая. И нам приходится адаптироваться, ведь глобально повлиять на ситуацию мы не можем. Мне кажется, что вообще не стоит ни с кем ссориться. Никто не виноват, что у тебя плохое настроение или что-то не клеится. Думаю, что если ты не можешь повлиять на музыкальную культуру в данный момент – тебе просто нужно сменить тактику. Но продолжать ! Не останавливаться.

- Насколько вся эта математика реально влияет на отношение публики, количество концертов?

- Например, таким артистам как Стас Михайлов, совершенно не важна позиция в чартах. Возможно, они об этом думают, но это не является основополагающим. А для группы "Серебро" позиция в чарте очень важна. Тут вопрос в артисте, у каждого всё очень индивидуально.

- Может, главенство цифр в музыкальном бизнесе даёт молодым артистам неправильные ориентиры?

- Именно так. Но, думаю, такое отношение само собой поменяется. Рынок уже проходил это в 90-е годы, в начале 2000-ых. Сейчас это происходит снова, спустя 15 лет. "Повторится вновь история"... Всё циклично. Но с определёнными поправками "на ветер".

- Я хотел спросить про готовность Алексея Романоф идти на компромиссы.

– Я, как продюсер, никогда не шёл ни на какие компромиссы. Алексей Романоф как композитор и продюсер всегда адаптировал медиа под свою музыку, а не подстраивался под них. В этом и есть вся сила, это главное правило. Я никогда не делал множества версий одной песни. В лучшем случае ремикс. И то с сомнением. Я не люблю подстраиваться под формат, я привык создавать формат.

- Как ты понимаешь, какой формат нужно придумать? Не спишь ночами, анализируешь рынок?

- Я не особенно много слушаю современной музыки. Да и никогда не слушал. Я прихожу в студию и делаю то, что мне нравится. Уже потом критики оценивают, зрители реагируют. Зачастую то, что нравится критикам – не нравится зрителям и наоборот. Я это понимаю. Я отдаю себе отчёт, что "Decameron" - альбом для критиков. Некий итог нашей с Аней деятельности. Все критики максимально высоко оценили альбом.

- Сейчас время инстаграма и соцсетей, по сути. Но всё это, как я понял, тебе не очень интересно?

- Я не хочу сейчас выглядеть брюзгой и старпёром. Без меня есть люди, прекрасно с этой ролью справляющиеся (смеётся). Я вполне себе относительно молодой и весёлый человек. Но у меня масса вопросов к современным технологиям. Я восторгаюсь ребятами, которые первыми заняли интернет-нишу. Они большие молодцы! Но что-то мне подсказывает, что, занимаясь только этим, много не добьёшься. Здорово, когда есть чётко структурированная история, связанная с интернетом, подписчиками, "китайскими пальчиками", всевозможными первыми местами в iTunes. Точно могу сказать, что у нас в стране на iTunes никто никаких миллионов не заработал, подобные слухи – профанация. Но я понимаю, что объективно на первом месте могут быть либо "Баста", либо "Ленинград". Но уж точно не другие представители поп-индустрии, которые без году неделя случайно попали на эту платформу. Для меня это очевидно. Думаю, как и для многих других профессионалов. Но все делают вид, что всё так и есть и с удовольствием в это играют.

- Ты сказал, что всё очень ускорилось. Так может, не стоит обращать на эти игры особенного внимания?

- Да понятно, что через год появятся новые герои, новые структуры. Но чтобы это не пропустить, заниматься организацией нужно уже сейчас. Тот, кто придумает, как по-новому продавать музыку – будет миллионером. Я это сказал ещё 10 лет назад. Если брать iTunes – нашего рынка это не коснулось. Хотя где-то эти деньги есть. Чтобы это понять, достаточно посмотреть на количество iPhone в руках людей. А реальные миллионы приносил мобильный контент. Но эта история выдохлась. И все живут на деньги с концертов и рекламы.

- Не секрет, что в шоу-бизнесе важны связи, знакомства, дружба. Некая "клановость". Я не вижу в этом ничего плохого, но что делать молодым артистам, которым не повезло "задружиться" с "нужными" людьми?

- Давай для примера возьмём молодого артиста Alekseev. Он сейчас порвал всех, продав 100 000 копий "Пьяного солнца" на iTunes. Вот он, наверно, единственный, кто заработал на этом. И в Восточной Европе он единственный артист, получивший Платиновый Диск… Или что у них там?

- Не знаю. "Платиновая Флэшка"?

- Да, пусть будет Платиновая Флэшка (смеётся). Так вот – он молодой, из Украины. Наверно, ему было сложнее всех, учитывая ситуацию конфликтов между государствами и прочее. Но он же это сделал! Конечно, ему помогали – в России, например, моя подруга Ирина Щербинская, у которой свой небольшой лейбл. Она просто поверила в молодого парня и помогла. Так что есть и люди, и возможности, и артисты для того, чтобы делать новую хорошую музыку. "Застоя" в музыке нет! Но очень чётко нужно отделять "мух от котлет". На фоне "интернет-эйфории" и адовой ситуации, связанной с цифрами, это сделать очень сложно. Особенно людям, постоянно смотрящим телевизор. Думающих людей становится меньше, к сожалению. Но возможности есть всегда.

- Но многие молодые артисты начинают изначально что-то делать под формат…

- Трек "Пьяное солнце" не является форматным! Она просто прекрасная, шикарная песня. Это как раз тот самый случай, когда сработало творчество. И я пытаюсь всегда идти именно этим путём. Но он у каждого свой.

- Молодые ребята изначально делают там не то, что хотели бы и могли, а "формат".

- Формат – это музыкальный фон жизни, не более. Серая масса музыки, на которую никто толком внимания не обращает. А вот то, что из него выбивается, и становится мегахитами. Для себя я решил, что категорически нельзя плыть по течению, это не моя дорога. Это убивает музыку, убивает индивидуальность.

- Значит, всё-таки личность во главе угла?

- Всегда и только личность! Личность и по-настоящему хорошая песня.

- Придут к этому?

- После всплеска начала 2000-ых было затишье. А значит, скоро такой же момент должен обязательно вернуться. Я уверен, я очень жду этого. И будет нормальная конкуренция, которой на данный момент на рынке нет. Всё чётко разбито по форматам и всё очень-очень ровно. Как только появятся артисты "неровные" - всё изменится. Уже меняется. IOWA, к примеру. Очень "неровный" артист и всё у неё хорошо. Тот же Alekseev – непохожий артист. И заметили, и звезда! Очень важно делать что-то, отличимое от всех. В моём случае – продолжать делать своё. И не оборачиваться на всех. Я 10 лет не смотрел на формат, надеюсь, столько же смотреть не буду. Артист, композитор должен делать только своё! Вот это и есть главная задача артиста – стиль. У больших композиторов всегда он есть. Максим Фадеев – у него есть свой стиль, у Константина Меладзе есть, у Виктора Дробыша. Я очень надеюсь, что у меня он тоже есть.

- Ты стал академиком. Расскажешь?

- Всё началось с того, что меня позвали на презентацию Первой Национальной Музыкальной Премии. На мероприятии присутствовали 150 деятелей шоу-бизнеса и массовых коммуникаций. И там я узнал, что стал академиком Академии Российской Музыки. Ещё происходила жеребьёвка, тянули шарики и выбирали 15 человек, которые будут следить за ходом голосования в номинациях премии в этом году. Виктор Дробыш своей счастливой рукой вытянул шарик с моим именем. Я сам до конца не разобрался в этом всём. Если я смогу каким-то образом помочь - буду рад.

- И самый последний вопрос: скажи что нибудь успокаивающее поклонникам, часть из которых находится в растерянности, а то и в панике. Пообещай, что с "Винтаж", с Анной Плетнёвой, с тобой всё будет хорошо!

- Я могу сказать поклонникам, что в ближайшее время хорошей музыки будет в три раза больше. В три раза!!! И по этому поводу можно только радоваться.

Александр Ковалев, специально для Musecube.org

27 января в Клубе Игоря Бутмана при поддержке Радио JAZZ 89.1 FM пройдёт ежегодная премия-конкурс Cinema Jazz Awards. Музыканты четырёх известных джазовых коллективов сразятся за звание "Лучшего тапёра страны".
Задержки с выдачей лицензии радио "Вести" связаны с усиленной проверкой конечных бенефициаров, сообщила "Украинской правде" глава Национального совет по вопросам телевидения и радиовещания Ульяна Фещук.
Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленобласти удовлетворил заявление ЗАО "Русская Медиагруппа" о взыскании более 8,2 миллиона рублей долга с ЗАО "Планета Плюс" за использование товарного знака "Золотой Граммофон", говорится в решении суда.